Магазин Где искать информацию Написать письмо На Главную Форум
сайт научной школы    
Петухова А.П.
Аспирант исторического факультета МГУ(г. Москва)


ВОЗМОЖНОСТИ ДИСКУРС-АНАЛИЗА ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ВЛАСТНЫХ ЭЛИТ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ К. XIX - Н. ХХ ВВ.

Использование дискурс-анализа в качестве инструмента исторического исследования встречается в отечественной науке крайне редко. Такая ситуация объясняется медленным преодолением традиций советской исторической школы и, вероятно, носит временный характер. Между тем, дискурс-анализ с момента своего рождения близко соприкасался с исторической проблематикой . В частности, его объектом нередко выступал феномен власти и процесс взаимодействия ее носителей с обществом, а также господствующие идеологические системы.

Революционный характер, который обрела дискурсивная парадигма в области общественных наук во второй половине ХХ в., разнообразные исследовательские методики и концептуальные модели, выработанные в ее рамках, делают их апробацию на конкретно-историческом материале необходимой и многообещающей. Полученные результаты могут представлять интерес как для собственно исторического познания, так и с точки зрения верификации самой теории.

Теория дискурса стала ответом на методологические ограничения, присущие феноменологической традиции в гуманитарных науках, в особенности в философии. Ее зарождение означало движение «от описания к анализу» (или «от феноменологии к деконструкции») . Описательность является родовой болезнью также и исторической науки, преодоление которой началось лишь во второй половине ХХ века и носило не всеобщий характер. История-нарратив, история-рассказ продолжали доминировать над историей-проблемой. При изучении российской истории это особенно очевидно в исследованиях, посвященных вопросам выработки внутренней (включая идеологическую) и внешней политики российской власти, анализу сущности и типологии властных институтов, каналов связи власти и общества.

Рассмотрим это положение на конкретном примере. Институт самодержавия в России периода перехода от традиционного общества к модерному (к. XIX – н. ХХ вв.), тип и особенности эволюции режима, закономерности его функционирования неоднократно становились объектом внимания историков. Но на практике анализ рассматриваемых явлений часто подменялся простым описанием фактов внешней и внутренней политики. Позитивистская исследовательская практика являлась причиной невозможности дать системное объяснение действиям монархии (исследования экономических реалий Старого порядка привели к значительно лучшим результатам за счет применения хорошо разработанных марксистских методов экономического анализа). Отсюда отсутствие в историографии цельного понимания причин и сущности поведения монархии в сфере национального вопроса, тезис о противоречивости внутренней и внешней политики. Позитивистская практика наложилась здесь на советский вариант марксизма, в рамках которого объяснение всех непонятных или неадекватных с рациональной точки зрения действия монархии исчерпывалось понятием общего «кризиса самодержавия». Действия монархии – анархического и классового чуждого института – заведомо определялись как «реакционные» и обреченные, в силу универсальной закономерности смены формаций. Поэтому попытки проникнуть в их мотивацию и смысл представлялись малопродуктивными и не приветствовались.

Иная отправная точка в исследованиях характерна для представителей другой влиятельной традиции анализа социальных явлений – веберианской «понимающей социологии». Согласно этой традиции, научное объяснение процессов, происходящих в обществе, может быть достигнуто с помощью анализа «социального действия» различных его элементов. В это понятие включаются мотивация социальных групп и отдельных индивидов во взаимосвязи и единстве с их поведением (менее чем полвека спустя после исследований М. Вебера, это понятие легло в основу концепции политической культуры Г. Алмонда и С. Вербы). Представители данной традиции склонны искать корни мотивации в области идей и ценностей не меньше, нежели во влиянии материальных факторов . При этом власть трактуется как влиятельный актор в истории (а не надстройка, дающая лишь внешнее оформление процессам, происходящим в фундаменте общества). Это делает особенно важным поиск смысла «социального действия» властных элит.

Проводя конкретно-историческое исследование в этом русле, его автор в силу особенностей самого материала сталкивается с необходимостью использования или, по крайней мере, учета методик и концептуальных представлений, сложившихся в рамках теории дискурса. Применительно к анализу политической культуры властных элит Российской империи к. XIX- н. ХХ вв. можно наметить некоторые проблемные зоны, в которых исторический материал представляет собой классический образец исследования в рамках анализа дискурса.

I. Репрезентация власти и идеологическая политика. Концептуально здесь имеет значение положение о сознательном конструировании властными элитами определенных дискурсивных практик с целью создания нужного идеологического климата в обществе и поддержания устойчивости своей власти. Методологически важно определение дискурса как широкой совокупности текстов, существующих и рассматриваемых в неразрывном единстве . Методически целесообразно изучение этих текстов с помощью приемов, выработанных в рамках теории речевых актов и некоторых других специальных направлений, занятых анализом связи лингвистических элементов текста, его риторических особенностей с непосредственно смысловым содержанием и социо-культурным контекстом .
II. Проблема преемственности элементов идеологической политики в историческом контексте, эволюция и место действия дискурсивных практик. Эта проблема имеет как конкретно-исторический, так и методологический аспект. В первом случае она связана с вопросом о влиянии идеологии на своих создателей и на их политические действия. Здесь анализ должен быть направлен на выявление устойчивых единиц в комплексе общественно-политических текстов, имеющих идентичное происхождение; и рассмотрение направления их эволюции. Во втором случае проблема дает возможность рассмотреть сложный и неоднозначный вопрос об «авторе дискурса» на конкретном эмпирическом материале.
III. Вопрос о степени свободы самой власти в процессе рационального выбора направления своей политики (как идеологической, так и любой другой). Здесь исследователь непосредственно сталкивается с проблемой политической культуры властных элит, их психологическими установками, в том числе бессознательными, неотрефлексированными самими субъектами. Принципы анализа многообразия психических структур в связи со структурным анализом языка и текста представлены, в частности, у Ж. Лакана. Основным объектом исследования выступают опять-таки общественно-политические тексты, входящие в состав тех или иных дискурсивных практик и содержащих системную информацию о своих создателях. Выявленные особенности позволят пролить свет на фундаментальные основания процесса принятия политических решений и объяснить причины отдельных «несообразностей» во внутренней и внешней политике, которые ранее объяснялись «кризисом самодержавия» или оставлялись без внимания.


1.Серио П. Как читают тексты во Франции // Квадратура смысла. Французская школа анализа дискурса. М., 1999. С. 19, 23.
2.Декомб В. Современная французская философия. М., 2000. С. 77-79.
3.Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993. С. 523, 547; Вебер М. О некоторых категориях понимающей социологии // Макс Вебер. Избранные произведения. М., 1990. С. 495; Он же. Основные социологические понятия // Макс Вебер. Избранные… С. 602, 628.
Фуко М. Археология знания. СПб, 2004. С. 68, 153-154; Коэн Дж.Л., Арато Э. Гражданское общество и политическая теория. М., 2003. С. 394-395.
5.Юдина Т.В. Теория общественно-политической речи. М., 2001. С. 23-27.




Рейтинг ресурсов УралWeb Издательский дом "Дискурс-Пи" | Адрес: 620102, Екатеринбург, ул. Посадская, 23, офис 233 | Тел.: +7 (343) 233-75-60 | E-mail: webmaster@drploko.rudiscourse-pm@drploko.ru