Магазин Где искать информацию Написать письмо На Главную Форум
сайт научной школы    
Сергеев С.А.
(г.Казань)


От дискурса державности - к дискурсу свободы?(Эволюция дискурсивных практик НБП как партии радикальной оппозиции)

Национал-большевистская партия в первые годы после своего образования в 1993 г. НБП была сравнительно небольшой радикальной политической группой, мало от¬личавшейся от возникавших в то время других мелких правонационалисти¬ческих групп, именовавших себя партиями. Однако НБП не только не распа¬лась, но смогла выжить и рас-шириться, став организацией, способной к регулярному функ¬ционированию и привлечению общественного внимания. Конечно, немалая роль в сохранении и расширении НБП принад-лежит самому Э. Лимонову, личности неординарной, хотя и весьма противоречивой. Но, как представляется, причина эта не является единственной.

В поисках социальной базы для НБП Э. Лимонов сделал ставку на молодежь. Это в значительной мере предопределило как специфический имидж нацбола, так и тяготение НБП к контркультуре как совокуп¬ности символов, норм и ценностей, радикально противо-стоящих или отри¬цающих символы, нормы и ценности господствующей культуры (обычно с тех позиций, которые принято именовать «левыми»).

Специфический культурный стиль НБП можно кратко охарактеризовать таким обра-зом: это ху¬денькие, коротко остриженные ребята в черной одежде, которые «и похожи на общераспространенный тип городского парня-подростка: черные джинсы, ботинки, куртка, шапочка – и одновременно отличаются от этого типа край¬ним аскетизмом… никаких изли-шеств, ничего богатого или капризного в одежде» . Более того, Э. Лимонов проницательно замечает, что данный стиль не придуман, а сконструирован из уже имеющихся образчиков куль¬туры. (В культурной антропологии и социологии культуры используется термин «бри-колаж», обозначающий создание нового культурного стиля из того, что в данный момент оказалось доступным и подходящим) . НБП постоянно подчеркивает симпатии ко всем нон-конформистским молодежным движениям и субкультурам - анархи¬стам, панкам, скинхэдам – по мере возможности вбирая их в свои ряды. В середине 1990-х гг. в НБП перешла часть активистов левых и контркультурных организаций, в частности, А. Цветков и Дм. Жвания.

НБП стала центром притяжения многих деятелей контркуль¬туры, в частности, таких рок-музыкантов, как Е. Летов («Граждан¬ская Оборона»), С. Троицкий («Коррозия Металла») и др. И в настоящее время немало радикальных рок-групп так или иначе сотрудничают с НБП. Причины их сближения с НБП неодинаковы. Многие из перечисленных были перво-начально настроены крайне негативно по отношению к советскому режиму, по¬том же про-делали идейную эволюцию, подобную лимоновской: от ради¬кального антикоммунизма в политике и авангардизма в художественной сфере – к защите советского проекта, сотрудни-честву с радикальной антиде¬мократической оппозицией и частичному принятию эстетики советской эпохи.

Во-вторых, НБП удалось в условиях недоступности большинства обыч¬ных медийных каналов организовать свой канал, сориентированный именно на своего социального адреса-та. Газета «Лимонка» (в настоящее время – «Генеральная линия»), издающаяся НБП с 1994 г., стала основным инструментом партийного строительства в 1994-98 гг.

Начиная с 1999 г., НБП меняет методы и характер своей деятельности. Если ранее основными формами ее, как и у большинства других радикальных оппозиционных органи-заций, были демонстрации и митинги, с одной сто¬роны, и издательско-агитационная работа, с другой, то теперь акцент был пе¬ренесен на совершение громких акций, служащих инфор-мационными пово¬дами и имеющих символический характер.

Акции, предпринимаемые активистами НБП, можно разделить на два основных вида. Во-первых, это «атака моральных целей», то есть публичное оскорбление политических и культурных деятелей: в них бросают помидоры и яйца, обливают майонезом или кетчупом, наносят символические пощечины букетом цветов. Подобные акции, «изобретенные» бель-гийским анархистом Н. Годэном, получили также название «бархатного терроризма» (хотя, по нашему мнения, к терроризму их отнести никак нельзя). Все они носили подчеркнуто не-насильственный характер: так, в качестве специально цветов брались гвоздики, а не розы, чтобы не оставить царапин и не дать оснований для возбуждения уголовного дела. При этом если в 1999-2002 гг. «моральными целями» становились те политики и деятели культуры, которые, по мнению НБП, нанесли ущерб России и русскому народу (М. Горбачев, Н. Ми-халков), то с 2003 гг. акцент был перенесен на тех политиков и те институты, что являются частью политического режима или поддерживают его. Во-вторых, это «символические за-хваты», практиковавшиеся первоначально в странах ближнего зарубежья и имевшие более массовый и вызывающий характер. С 2003-04 гг. подобные акции проводятся и в России; наиболее громкими из них были акции в здании Минздрава 2 августа и приемной админист-рации Президента 14 декабря 2004 г.

В самые последние годы происходят значительные, чтобы не сказать принципиаль-ные изменения в идеологии НБП. Дискурс, доминирующий в программе НБП 1996 г., можно назвать имперско-державническим. Целью провозглашается объединение всех русских в одном государстве с последующим созданием «гигантской континентальной Империи» от Владивостока до Гибралтара (национальную идентичность предлагается при этом опреде-лять не по крови и не по вероисповеданию, а по самосознанию). Вместе с тем эта программа содержала во¬пиющие противоречия, которые ее создатели, видимо, и не думали прими¬рять. Так, намерение установить «железный русский порядок» и поставить права нации выше прав человека (выражения, типичные для имперско-державнического дискурса) соседствует с провозглашением полной свободы творчества («НБП твердо уверена, что культура должна расти как дикое дерево…«Делай, что хочешь» будет твоим единственным законом»), а заяв-ление, что «НБП - за современность, модернизацию, авангард» плохо со¬гласуется с провоз-глашенной выше ориентацией на «тра¬диционалистическое, иерархическое общество» .

Одним из следствий ареста Э. Лимонова в 2001 г. был крах его иллю¬зий о возможно-сти сотрудничества с национально ориентированной частью элиты. И вот «Другая Россия» Э. Лимонова стала вехой радикального изменения дискурса и идейно-мировоззренческих установок НБП. Вместо «право-левого» держав¬ничества предлагается анархизм, вместо идеала «тотальной империи» - идеал «безгосударственного общества» с «войной всех про-тив всех», отри¬цающий и городскую жизнь, и моногамную семью. «Основным принципом новой цивилизации должна стать опасная, героическая, полная жизнь в воо¬руженных коче-вых коммунах, свободных содружествах женщин и мужчин на основе братства, свободной любви и общественного воспитания детей» . Этот поворот был поддержан и другими лиде-рами НБП, среди которых, по-видимому, значительна роль В. Линдермана, журналиста из Латвии. Связь этой «новой утопии» Лимонова с контркультурой 1960-х гг. очевидна. Их сближает акцентирование роли молодежи, маргиналов (он определяет их как «странных не-устроенных людей, живущих на краю общества»), значение, ко¬торое придается сексуальной свободе. Но даже «сменив вехи», Лимонов не оставляет попыток «право-левого» синтеза: то место, которое в его утопии отводится «инстинкту агрессивности», обнаруживает ее внут-реннюю связь также с крайне правыми и социал-дарвинистскими учениями.

Следует вместе с тем отметить, что левоанархистские тенденции в НБП соседствуют с правыми, национал-патриотическими. Примером последних может быть кампания по не-признанию новой российско-китайской границы или отношение нацболов к событиям в Кондопоге, близкое к позиции ДПНИ.

Тем не менее, доминирующим дискурсом в материалах НБП в последние годы оста-ется, наряду с дискурсом справедливости, дискурс свободы. Это обстоятельство облегчает НБП как сближение с рядом демократических организаций, произошедшее в 2005-06 гг., так и привлечение в свои ряды интеллигентной молодежи, студенчества, разочарованного бес-силием демократов и неприязненно относящегося к коммунистам и националистам.



1.Лимонов Э. Моя политическая биография. СПб., 2002, С. 238-239.
2.Hebdige D. Subculture: the Meaning of Style. 10th ed. L.- N.Y., 1996, Р.103-106; сам термин «бриколаж» введен К. Леви-Строссом. См.: Леви-Стросс К. Первобытное мышление. М., 1994, С.126-127.
3.См.: Архив «Дела по захвату Минздрава» (http: // www.nbp-info.ru/new/partia/minzdrav/index.html), архив «Де-ла по захвату власти в РФ» (http: // www.nbp-info.ru/new/partia/prpr/surkovanora/index.html).
4.Программа НБП // http: // kandeika.by.ru/programma.html.
5.Лимонов Э. Другая Россия. Очертания будущего. М., 2003, С. 267, 269.




Рейтинг ресурсов УралWeb Издательский дом "Дискурс-Пи" | Адрес: 620102, Екатеринбург, ул. Посадская, 23, офис 233 | Тел.: +7 (343) 233-75-60 | E-mail: webmaster@drploko.rudiscourse-pm@drploko.ru