Магазин Где искать информацию Написать письмо На Главную Форум
сайт научной школы    
Трахтенберг А.Д.
кандидат политических наук, старший научный сотрудник Института философии и права Уральского отделения РАН (г.Екатеринбург)


«Дорогие мои, я очень люблю вас»: дискурс диффузных групп в романах Дарьи Донцовой

Невероятная популярность произведений Дарьи Донцовой (по некоторым данным, ее тиражи составляют до трети от общего тиража всей издаваемой в современной России детективной литературы) при достаточно агрессивной реакции на ее творчество представителей культурного сообщества заставляют задуматься над тем, какие социокультурные механизмы обеспечивают успех романов, которые, с точки зрения норм не только высокой русской литературы, но и соцреалистических представлений о художественном произведении, находятся вне художественного пространства.

Как известно, модель взаимоотношений читателя и писателя в классической русской литературе строилась как секуляризированная версия взаимоотношений пророка и паствы. Дарья Донцова (дочь известного советского писателя Аркадия Васильева, автора романов "Есть такая партия", "Биография века" - история партии для детей и т.п. и не слишком успешная советская журналистка) также использует в собственных интересах традиционный дискурс «писателя-пророка», позиционируя себя как творца с миссией нести людям радость и оживлять их унылую повседневную жизнь: «Я - народный писатель. Не в том смысле, что великий, как народный артист, и не в том смысле, что вышла из народа, а я для народа пишу. Для десятков и сотен тысяч мужчин и женщин, которые ходят по улицам, едут в метро, имеют не очень большой денежный достаток, у которых тучи жизненных проблем. И когда я пишу, у меня в голове только одна мысль - я хочу, чтобы им всем стало немного легче» . Как видим, традиционный «народнический дискурс» вполне эффективно работает в современной российской массовой культуре, обосновывая право на существование «народного писателя» нового типа. Дарья Донцова активно использует данный дискурс в своих произведениях при описании жалкой и убогой постсоветской действительности (достаточно сослаться на ее описания больниц, школ или учреждений милиции). Однако это не мешает ей называть свои произведения «сказками», а читателям, судя по многочисленным отзывам на Интернет-форумах, расслабляться и успокаиваться при чтении ее книг.

Подобный эффект возможен потому, что Дарья Донцова, наряду с традиционным народническим дискурсом, активно использует дискурс диффузной группы. Она обращается к читателю именно с позиции [старшего] члена такой группы. Данные неофициальные сети дружеских связей неоднократно описывались в современной социологической литературе. Считается, что они складывались в советскую эпоху в противоположность официальным «коллективам», и были ориентированы не на достижение инструментальных целей, а на обеспечение аутентичной, свободной от необходимости притворяться и тем самым создающей для индивида условия безусловной поддержки и признания коммуникации . Персонажи Донцовой связаны именно диффузными связями: в каждом ее цикле фигурирует группа людей, не являющихся родственниками, но при этом относящихся друг к другу «лучше, чем родные». Например, в цикле «Евлампия Романова (Следствие ведет дилетант)», героиня (Ефросинья – Евлампия) живет в семье подруги и однофамилицы Екатерины Романовой, помогая ей воспитывать ее приемных детей (по одной из версий; в другой версии дети являются родными) и по ходу действия обзаведясь еще и собственной приемной дочерью Лизой. В дружески-соседских отношениях с этой диффузной группой состоит еще и милиционер Владимир Костин, репрезентирующий в ней всемогущее и всезнающее государство. Подчеркнем, что присутствие представителя государства в диффузной группе у Донцовой является обязательным, так как только он в состоянии разрешить детективную загадку, обеспечить восстановление статус-кво и интеграцию преступников в социальный коллектив (именно коллектив, а не диффузную группу).

В отличие от представителя государства, главные герои всех циклов Донцовой, «сыщики-дилетанты», «любители частного сыска» - люди маргинализованные, лишившие советского социального статуса и не имеющие определенного постсоветского. Сама по себе маргинализация главного героя – необходимый конструктивный элемент классического детективного романа, позволяющий ему беспрепятственно путешествовать по социуму и видеть его криминальную изнанку (напомним хотя бы о Шерлоке Холмсе, ведущем жизнь типичного представителя богемы, католическом священнике в протестантской стране отце Брауне или старой деве мисс Марпл). Однако наложившись на существование в рамках диффузной группы, маргинализация порождает новую, неформальную иерархию, в которой герой всегда занимает подчиненное положение: Даша Васильева ведет жизнь богатой женщины благодаря мужу подруги, завещавшему свое состояние приемным детям Даши, Евлампия Романова выполняет функции «матери-домохозяйке» в своей приемной семье и т.п.

Преступники и жертвы в романах Донцовой также члены диффузной группы (дальние родственники, школьные или университетские друзья, бывшие сослуживцы и пр.), причем главной характеристикой преступника является способность манипулировать коммуникативными ресурсами, имитируя аутентичную коммуникацию. Приведем пример (взятый практически наугад): в романе «Лампа разыскивает Алладина» (№ 16 цикла «Евлампия Романова» фигурирует «родственница лучшей подруги Кати Оля Белкина», в «жизни которой настала черная-пречерная полоса – убили ее мужа, затем на нее напали и похитили новорожденного сына» . Несмотря на все усилия Евлампии, найти похитителя не удается, пока майор Костин не объясняет, что Белкина сама организовала и убийство, и похищение, спровоцированная на это, в свою очередь, «подлой подругой Натой», успешно имитировавшей дружескую заботу и любовь.

Неумение отличить аутентичную коммуникацию от манипуляций служит источников неудач героев, занимающихся расследованием (и создает эффект «иронии» - напомним, что произведения Донцовой издаются в серии «иронический детектив»): как правило, они принимают ложь за правду, и не в состоянии понять, когда их обманывают, поскольку ориентированы не на рациональное, а на аффективное знание. Только представитель государства, наделенный рациональным знанием, и в то же время, благодаря включенности в диффузную группу, способный к пониманию его аффективных аспектов, может объяснить, кто же является настоящим преступников. При этом это знание ему дано, а не является следствием поиска истины. В этом смысле можно говорить о том, что традиционная структура классического детектива у Дарьи Донцовой переворачивается: в мире диффузных групп частный сыщик бессилен, и только государство способно навести порядок в социуме.

Оппозиция между теплом и любовью внутри диффузной группы и опасной и полной неприятных неожиданностей жизнью за ее пределами лежит в основе композиционной структуры романов Дарьи Донцовой. При этом читатели также рассматриваются ею как члены диффузной группы. Она постоянно подчеркивает, что любит их, причем безусловно. Еще один пример, на этот раз обращение к посетителям с официального сайта Дарьи Донцовой: «Мои самые любимые читатели! Как мне жаль, что не могу увидеть ваших лиц! Давайте дружить. Я буду принимать вас в гостях на этом сайте и постараюсь ответить на все вопросы. У меня много животных, детей и куча родственников. Может, кому-нибудь понадобятся житейские или кулинарные советы? Готова поделиться опытом, надеюсь, и вы мне расскажете много интересного. Ваша Даша – Евлампия – Виола» . Характерно, что она подписывается именами героинь трех основных своих циклов («Даша Васильева», «Виола Тараканова» и уже неоднократно упоминавшаяся «Евлампия Романова»).

По нашему мнению, именно использование дискурса диффузной группы, дискурса безусловного приятия и любви и создает ту «сказочную» атмосферу, которой справедливо гордится Дарья Донцова, и которая делает ее романы столь привлекательными для аудитории, страдающей от дефицита аутентичной коммуникации в постсоветскую эпоху.






Рейтинг ресурсов УралWeb Издательский дом "Дискурс-Пи" | Адрес: 620102, Екатеринбург, ул. Посадская, 23, офис 233 | Тел.: +7 (343) 233-75-60 | E-mail: webmaster@drploko.rudiscourse-pm@drploko.ru