Магазин Где искать информацию Написать письмо На Главную Форум
сайт научной школы    
Ведерников П.В.
магистрант ф-та политологии и социологии УрГУ им. А.М. Горького (г. Екатеринбург)


Диффамационный дискурс власти: критический дискурс-анализ высказываний Президента РФ о гражданском обществе в России

Чтобы решить проблему, необходимо, прежде, согласиться с тем, что она реально существует – посыл, на основе которого должен начинать свое исследование любой «честный» специалист. Тогда вопросам о том, как необходимо осуществлять «строительство» гражданского общества в России и какой «продукт» мы в результате получим, должен предшествовать вопрос качественного порядка, предполагающий по крайней мере два аспекта. С одной стороны, необходимость «строительства» чего-либо может возникнуть в том случае, если этого «чего-либо» не существует, а с другой стороны, если то, что уже существует, но не соответствует требованиям, нужно перестроить. В этой связи перед исследователем может стоять два вопроса: существует ли в России гражданское общество, а, если существует, соответствует ли оно «требованиям, предъявляемым к гражданским обществам».

Для представителей «третьего сектора» этот вопрос мог бы стать «смертельным», поскольку существующие в России десятки и даже сотни тысяч некоммерческих и неправительственных организаций, позиционирующие себя в качестве институтов гражданского общества, в этом случае потеряли бы само свое существо.

Однако для представителей социально-гуманитарных наук данная проблема и по сей день представляет «целину», пригодную для научного анализа, о чем свидетельствует нескончаемый поток все новых практических и, что более существенно, теоретико-методологических разработок данной проблематики.

Цель данной работы – проанализировать еще один подход к пониманию проблемы гражданского общества в России и путей ее решения: официальный подход, закрепленный в публичных выступлениях высшего должностного лица в Российской Федерации – Президента Российской Федерации В.В. Путина. Анализ выступлений Президента предлагается осуществить методом критического дискурс-анализа, что само по себе предполагает присутствие ценностной, нормативной оценки полученных результатов.

Под дискурсом мы будем понимать «форму социальной практики, которая одновременно и созидает социальный мир, и одновременно созидаема посредством других социальных практик» . Влияние дискурса, в этом смысле, предполагается связать с социальной силой, которая не имеет в определенном смысле дискурсивного характера. В данном случае – это элемент в структуре политической системы России – институт Президента с характерными ему полномочиями. Тогда дискурс в нашем исследовании будет выступать как способ влияния, посредством которого отдельный человек (элитная группа) может изменять общественно-политическую ситуацию в стране.

12 июня 2001 года в День России президент Путин впервые встретился с представителями общественных некоммерческих негосударственных организаций России. Открывая встречу, Путин заявил, что власть в России «сегодня достаточно окрепла, чтобы поддерживать и обеспечивать демократические права и свободы граждан, и готова это делать». И далее еще несколько полезных для нас высказываний: «Власть и общественные организации должны быть союзниками», чтобы «сложился позитивный диалог власти и гражданского общества». «Общество должно разделить с властью ответственность, но только если оно допущено к выработке и принятию решений». «Очень многие неправительственные организации существуют на зарубежные гранты. Это не делает нам чести, наше гражданское общество должно развиваться на собственной базе» .

Упоминание г-ном Путиным общественных, неправительственных организаций и гражданского общества позволяет сделать вывод о том, что на высшем уровне руководства страны в тот период существовало признание наличия в России гражданского общества, настроенного, однако, по отношению к государственной власти если не враждебно, то, по крайней мере, недружелюбно («Власть и общественные организации должны быть союзниками»).

Подобный призыв к сотрудничеству со стороны гаранта демократических прав и свобод не мог не рассматриваться как широкий жест, как столь долгожданный поворот власти лицом к обществу. Намек же на взаимную ответственность при необходимом «допущении к выработке и принятию решений», в ситуации легитимации новой руководящей группы, нового внутриполитического курса мог бы рассматриваться как инициатива власти по ограничению самой себя, то есть как приглашение обществу играть некую роль в процессе реализации практик власти, но лишь на правах «младшего брата», которого возможно «допустят», а возможно и нет.

Но что более важно, уже в 2001 году прозвучало первое предупреждение о том, что государственная власть готова возложить на себя обязанности по определению правовых рамок, в которых гражданское общество может существовать - «Очень многие неправительственные организации существуют на зарубежные гранты. Это не делает нам чести, наше гражданское общество должно развиваться на собственной базе».

Слово «должно» в административном дискурсе В.В. Путина применительно к гражданскому обществу станет определенным символом после Послания Федеральному Собранию России 26 мая 2004 года и, тем более, после того, как Государственная Дума, следуя примеру Президента, в ноябре 2005 года рассмотрит и примет поправки к Закону «О некоммерческих организациях», поставив тем самым институты гражданского общества в прямую юридическую зависимость от государственной бюрократии.

В частности в своем Послании Федеральному Собранию В.В. Путин отметил: «…В нашей стране существуют и конструктивно работают тысячи гражданских объединений и союзов. Но далеко не все они ориентированы на отстаивание реальных интересов людей. Для части этих организаций приоритетной задачей стало получение финансирования от влиятельных зарубежных фондов. Для других – обслуживание сомнительных групповых и коммерческих интересов. При этом острейшие проблемы страны и ее граждан остаются незамеченными. Должен сказать, что когда речь идет о нарушениях фундаментальных и основополагающих прав человека, об ущемлении реальных интересов людей – голос подобных организаций, подчас, часто даже не слышен. И это неудивительно: они просто не могут «укусить руку», с которой кормятся» . Крайне агрессивный тон высказывания, направленного против конкретных общественных организаций, прозвучал как обвинительный приговор или последнее предупреждение всем существующим в российском обществе группам, организациям. Кстати, говоря о группах интересов, Президент позволил себе неточность, которая, как представляется, надолго определит весь характер развития и институционализации российского «третьего сектора». «Обслуживание сомнительных групповых и коммерческих интересов» – то, что в традиции гражданского общества было первоосновой (защита частных, интересов, основанных на частной собственности) – превратилось в «статью», по которой уполномоченные на то чиновники могут теперь «судить» любое честное в своем здоровом эгоизме гражданское объединение, не ставящее своей целью решать «острейшие проблемы страны и ее граждан».

Так или иначе, но государственная власть, используя диффамационный (публично порочащий) дискурс применительно к автономному, по определению, но не по сути, образованию, изменило в определенной степени само понимание гражданского общества, применив нормативный подход к определению последнего. Больше мы не можем сказать, что гражданское общество таково, каковы сами граждане. Гражданскому обществу суждено быть соответствующим некоему ГОСТу.



1.Филлипс Л.Дж., Йоргенсен М.В. Дискурс-анализ. Теория и метод / Пер. с англ. – Харьков: Изд-во Гуманитарный Центр, 2004. С. 101.
2.Новостная лента поисковой сети «Rambler» (со ссылкой на СМИ.ru) // http://www.rambler.ru/news/politics/ 0/1716694.html.
3.Что же понимает Путин под свободой и гражданским обществом? // http://www.hro.org/editions/2004/05/27.php




Рейтинг ресурсов УралWeb Издательский дом "Дискурс-Пи" | Адрес: 620102, Екатеринбург, ул. Посадская, 23, офис 233 | Тел.: +7 (343) 233-75-60 | E-mail: webmaster@drploko.rudiscourse-pm@drploko.ru