Магазин Где искать информацию Написать письмо На Главную Форум
сайт научной школы    
Зимина В.Д.; Лисицин В.В.; Игнатов К.А.
доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой общей политологии и специальных политических дисциплин Российского государственного гуманитарного университета; член президиума научного совета «Интеллект будущего» (г. Москва); аспирант факультета истории, политологии и права Российского государственного гуманитарного университета (г. Москва)


РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИКА В ТРАСФОРМАЦИЯХ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА НАЧАЛА ХХ ВЕКА

Оценочные характеристики революционизированного политического процесса начала ХХ в. России его современниками являлись, без сомнения, «политически погруженными» и несли на себе отпечаток ценностей политической культуры. В условиях кризиса легитимности самодержавной власти она отражала институциональные, функциональные и коммуникативные особенности развития российской политической системы. Российское политическое пространство переживало сложный период трансформации всех своих составляющих под влиянием массированного воздействия мирового сообщества (формирование Антанты, русско-японская война, Первая мировая война) с его демократической доминантой политических ценностей.

Под собственно демократическим дискурсом начала ХХ в. можно понимать совокупность текстов (нормативно-правовые акты, публикации в СМИ, материалы личного происхождения), созданных для коммуникации в сфере общественно-политической деятельности. Целевой установкой при создании демократического дискурса начала ХХ в. являлось формирование в социуме определенного отношения к тому или иному политическому событию (политические стачки в Петербурге в 1904 г., провозглашение Манифеста 17 октября 1917 г., отречение Николая II, образование Временного правительства и т.п.) и такой его оценки, которая была необходима данному субъекту. В этой связи демократический дискурс начала ХХ в.:
• являлся единством языковой формы, значения и действия, образуя сложную коммуникативную систему («Россия – цитадель православия», «Дума народного гнева», «большевистский переворот как вероломный удар, полностью оставлявший Россию на милость немцев» и т.п.); • отражал психологию человека, переживавшего состояние социального невроза («политическое лицемерие», «опасность личного режима», «агония власти», «капитуляция русской революции» и т.п.);
• формировал и передавал новое знание («Февраль 1917 г. как дружный, праздничный и светлый единый порыв», «конституционный манифест» и т.п.);
• представлял собой целенаправленное социальное действие (церковные реформы как проявление политических реформ», «защита революции – долг, а отречение царя – необходимость» и т.п.).

Демократический дискурс революционной России начала ХХ в. вписывался в коммуникативную ситуацию, и в силу этого может рассматриваться как категория с более отчетливо выраженным социальным содержанием. Поэтому современный дискурсивный анализ данного периода развития российской государственности концентрируется вокруг проблемы исследования закономерностей движения информации в рамках коммуникативной ситуации начала ХХ века.

В демократическом дискурсе начала ХХ в. большее внимание уделялось внелингвистическим, социальным характеристикам самого дискурса, связанным с событийным контекстом (Государственное совещание 1917 г., корниловский мятеж, Демократическое совещание 1917 г. и т. п.), в котором создавался текст, а также с индивидуальными целями, интересами и мировоззренческими ориентациями создателя данного текста (П.Н.Милюков, П.Б. Струве, Л.Н. Толстой, В.И. Ленин, А.Ф. Керенский, В.М.Чернов, Николай II и др.).

Демократический дискурс начала ХХ в. представлял собой логически стройную систему, состоявшую из предложений, фраз, смысловых блоков, содержание которых концентрировалось вокруг определенного опорного концепта (революция, Дума, Временное правительство и.т.п.). Отсюда основная цель дискурс-анализа – приведение рассеянного множества высказываний к позиционному единству. Поэтому дискурсивная формация объединяла совокупность текстов или высказываний, которые указывали на исторически очерченную идентичность в процессе высказывания. А единицей анализа выступало только такое высказывание, которое содержало в себе интригу, вне зависимости от того, выражено оно или последовательностью слов, или предложений ( «Государственный Совет – кладбище благих начинаний Думы», «корниловский мятеж – поражение русской демократии» и т.п.).

Демократический дискурс начала ХХ в. можно рассматривать как некий фрагмент действительности, который обладал временной протяженностью, логикой развертывания и представлял собой законченное сочетание, сформированное на основе организации смыслов с использованием некого смыслового кода. В этом случае демократический дискурс начала ХХ в. выступал как язык или идеология (например, дискурс консерватизма или дискурс демократии), или как конкретный сюжет (например, дискурс думских выборов в России).

В то же время (и это происходит гораздо чаще) демократический дискурс начала ХХ в. следует рассматривать как особый вид социальной коммуникации. Главное внимание должно концентрироваться на изучении внутренней организации элементов текста, групп высказываний, связанных между собой. При анализе социально-политических процессов начала ХХ в. демократический дискурс понимается как социальный диалог, происходящий посредством и через институты общества между индивидами, группами, а также социальными институтами, которые были задействованы в этом диалоге. Поэтому демократический дискурс начала ХХ в. представляется на уровнях повседневной коммуникации, официальной коммуникации и СМИ – коммуникации.

В российских реальностях начала ХХ в. политические коммуникации осуществлялись не изолированно друг от друга, а пересекались друг с другом множество раз, образуя так называемую дискурсную полифонную сеть. Она состояла из различных дискурсных формаций (или типов политического дискурса), отличавшихся друг от друга по коммуникативным целям, функциям, коммуникативным каналам, акторам, формам репрезентации.

Особенностью демократического дискурса начала ХХ в. являлись его полемичность и агрессивность, которые проявлялись в подборе слов с высокой степенью оценочности. Политический дискурс был направлен на создание негативного образа политического противника («конституционная власть», «контрреволюция» и т.п.). Однако логическая аргументация и убеждение занимали при этом далеко не лидирующее место. Используемая, например, в дневниковых записях или частной переписке, так называемая стратегия «размышления вслух» дополнялась «игрой на чувстве долга» либо других моральных установках. Эффективность внушения довольно часто достигалась лишь тогда, когда последующее за предварительной подготовкой воздействие резко расходилось с тем, которое ожидалось аудиторией.

Что же касается использования концептуальных метафор, то их функция в процессе политической коммуникации сводилась к формированию имплицитного представления о том или ином явлении. Как своеобразная модель понимания ситуации метафора конструировала систему понятий россиянина начала ХХ в. и участвовала в формировании его ценностной системы. Основанные на архетипах и мифологемах метафоры обладали огромной внушающей силой и были направлены на создание стереотипной реакции на определенные политические события революционной России.

Демократический политический дискурс начала ХХ в. отличался повышенной эмоциональностью, которая проявлялась в форме негативной экспрессии. Ее воздействие усиливалось в силу того, что концептуальные метафоры самодержавного прошлого соседствовали с метафорами новых политических реалий. Все это усиливало дискуссионность российского политического пространства в его трансформационном фрейме. Он формировался в историческом континууме от самодержавности к большевистской диктатуре. Это было результатом традиционной для российской политической культуры межпоколенческой трансляции мобилизирующей силы государственной идеологии, которая скрепляла и определяла вектор политического развития правящей элиты.






Рейтинг ресурсов УралWeb Издательский дом "Дискурс-Пи" | Адрес: 620102, Екатеринбург, ул. Посадская, 23, офис 233 | Тел.: +7 (343) 233-75-60 | E-mail: webmaster@drploko.rudiscourse-pm@drploko.ru