Магазин Где искать информацию Написать письмо На Главную Форум
сайт научной школы    

 

О научной школе     Альманах "Дискурс-Пи"     Выпуск 6      Антропология

Коваленко Елена Николаевна
магистрант факультета политологии и социологии УрГУ


ПОВСЕМЕСТНОСТЬ МИФИЧЕСКОГО

Согласно Р. Барту, современность характеризуется именно тем, что “миф как таковой исчезает, зато остается еще более коварное мифическое”.1 Говоря о мифе сегодня, мы как раз подразумеваем не его форму, а его характер, содержание. Рассматривая миф, мы говорим, по существу, не о нем самом, а о мифическом, что не препятствует использованию категории “миф” именно в этом контексте.

Идея о повсеместности мифа совершенно не нова. Мифологические структуры таятся в сознании человека, определяя способ его мышления. В этом смысле современный индивид практически не отличается от своих первобытных предков. Неосознаваемая зависимость человечества от мифов только усиливается со временем, поскольку “неприрученная мысль” уже не существует в одиночестве, а дополняется констатируемой рациональностью, которой и только которой должен руководствоваться человек эпохи Модерна.

Говоря о мифе и о его повсеместности, нельзя ни затронуть проблему свободы. Мы несвободны от мифического, поскольку не всегда можем осознать его присутствие в нас и оценить действие, которое оно оказывает на наше восприятие мира. И парадокс данной ситуации состоит даже не в том, что мы не можем осознать, а в том, что мы этого не хотим, мы противимся этому. Признать, что миф определяет многое в современном рациональном человеке - значит признать, что он стал более несвободным, нежели был раньше. С другой стороны, аспект свободы реализуется в том смысле, в каком миф позволяет восстановить отношение «человек – природа» и “освободить” разум от парадигмы рационального мышления, выделить “чистый разум”. “Мифология не несет очевидной практической функции… Она не имеет непосредственного отношения к отличной от нее и более объективной реальности, порядок которой она воспроизводила бы в разуме. Тут разум кажется совершенно свободным и следующим собственной творческой спонтанности. Поэтому, если удастся доказать, что за кажущейся произвольностью, свободой и ничем не связанной изобретательностью лежат законы, действующие на более глубоком уровне, то заключение станет неизбежным: разум, оставшись наедине с самим собой и освободившись от обязанности компоновать объекты, сводится к тому, чтобы в каком-то смысле имитировать себя как объект; его законы и операции не отличаются принципиально от тех, которыми он руководствуется при осуществлении других функций, и он таким образом удостоверяет свою природу вещи среди вещей”.2

Свобода для личности всегда связана с ответственностью, поэтому зачастую представляется как бремя. Отрекаясь от свободы, человек выбирает сферу мифического, где ответственность рассеяна и лежит на коллективном уровне, а не на индивидуальном. Рассуждая в духе Э. Кассирера, можно придти к выводу об обратной пропорциональности присутствия свободы и мифа в системе. Чем больше мифического, тем меньше степень свободы как самостоятельности. И наоборот. Однако это утверждение в большей мере относится к политическим мифам. В сфере политического открываются грандиозные возможности для манипуляции людьми. Свобода постоянно находится под угрозой. Ибо “политика - еще далеко не позитивная наука, а тем более не точная… В политике мы еще не имеем надежной базы, здесь нет упорядоченного знания, здесь все время существует угроза того, что нас захлестнет старый хаос… Вера в то, что человек, ловко орудуя магическими формулами и заклинаниями, может управлять природой, господствовала сотни и тысячи лет человеческой истории, несмотря на все бесчисленные неудачи и разочарования. Поэтому не удивительно, что наши политические действия и теории наполнены магическим содержанием. И когда небольшие группы людей пытаются осуществить свои желания и фантастические идеи относительно целых наций, всей политической вселенной, они могут иметь временный успех, могут даже достичь триумфа. Но достижения эти эфемерны, потому что в социальном мире, так же как и в физическом, есть своя логика, свои законы, которые не могут нарушаться безнаказанно”.3

Миф воплощается через язык и существует в форме языка. Именно поэтому мифическое всегда будет характеризоваться повсеместностью, поскольку она присуща языку. Язык как система знаков постоянно воспроизводится, а значит мифическое никуда не исчезает. Язык предстает перед нами не просто как носитель мифов, но и как инструмент их конструирования. Речь, в первую очередь, идет о применении “магического слова”, которое “вытесняет семантическое”. “Чтобы оно имело максимальный эффект, новое слово нужно подкрепить новыми ритуалами”.4 Исчезая, одни ритуалы и “магические слова” заменяются другими. Это, однако, не означает уменьшения общего объема мифического, поскольку существует язык.

Спасением от повсеместности мифа может быть философия. “Мифы в некотором роде непобедимы: их не опровергнешь разумными аргументами и не побьешь силлогизмами”.5 Однако это и не входит в задачи философии, которая пытается проанализировать мифы, взглянуть на них отвлеченно, а потому с той долей скептицизма, характерной только для нее. Э. Кассирер, предложивший данную идею, считал необходимым нейтрализовать политический миф, поскольку он способен ввести человека в заблуждение и повлечь за собой политические катастрофы. “Когда впервые сталкиваешься с политическим мифом, он кажется столь абсурдным и неуместным, столь фантастическим и отвратительным, что трудно заставить себя принимать его всерьез”.6 Поэтому к борьбе с политическим мифом, имеющим манипуляторскую природу, Кассирер предложил привлечь потенциал философии. “Философия может сослужить другую службу: она помогает понять врага, дабы затем разбить его. Понять не только его дефекты и слабые места, но и в чем его сила, которую мы все склонны преуменьшать”.7

Критика мифа и стремление вытеснить его из личностной, социальной и политической сферы приводят к тому, что складывается “своя мифологическая эндокса - разоблачение, демистификация (или демифизация) сами превратились в дискурс, корпус фраз, катехистическое высказывание, и, сталкиваясь с ним, наука об означающем вынуждена сместиться и расположиться (временно) в более удаленной точке, занимаясь уже не аналитическим разбором, а расшатыванием мифа”.8

Р. Барт предлагал в качестве противоядия мифическому литературный текст, язык которого, в отличие от языка мифа, не является плотным, а потому свободен от ритуалов, стереотипов и других взаимосвязанных элементов, закрепощающих сознание человека.

Литературный текст и философия как два пути ухода от мифа могут быть взаимодополняемы, а, возможно, с другого ракурса они представляют собой одно и то же. Литературный текст как воплощение философии является той самой нишей, которая свободна от мифического. Однако трудность в их соединении состоит как раз в том, что философия в форме “письма” теряет характер научного осмысления проблемы, приобретая черты рутинного рассуждения. Литературный текст нацелен скорее на рассуждение, нежели на размышление. Но, так или иначе, трудно не согласиться с двумя подходами в поисках способов преодоления повсеместности мифического.


1. Ролан Барт. Мифология сегодня.// Барт Р. Система Моды. Статьи по семиотике культуры. - Пер. с фр., вступ. ст. и сост. С.Н. Зенкина. - М.: Издательство им. Сабашниковых, 2003. С. 474
2. Клод Леви-Строс. Мифологики. В 4-х тт. Том 1. Сырое и приготовленное. М.; Спб.: Университетская книга, 1999. С. 19
3. Эрнст Кассирер. Техника современных политических мифов //Феномен человека: Антология (Сост., вст. ст. П. С. Гуревича). - М.: Высшая школа, 1993. С. 122
4. Эрнст Кассирер. Техника современных политических мифов //Феномен человека: Антология (Сост., вст. ст. П. С. Гуревича). - М.: Высшая школа, 1993. С. 113
5. Там же. С. 122
6. Там же.
7. Эрнст Кассирер. Техника современных политических мифов //Феномен человека: Антология (Сост., вст. ст. П. С. Гуревича). - М.: Высшая школа, 1993. С. 122
8. Ролан Барт. Мифология сегодня.// Барт Р. Система Моды. Статьи по семиотике культуры. - Пер. с фр., вступ. ст. и сост. С.Н. Зенкина. - М.: Издательство им. Сабашниковых, 2003. С. 475




Рейтинг ресурсов УралWeb Издательский дом "Дискурс-Пи" | Адрес: 620102, Екатеринбург, ул. Посадская, 23, офис 233 | Тел.: +7 (343) 233-75-60 | E-mail: webmaster@drploko.rudiscourse-pm@drploko.ru