Магазин Где искать информацию Написать письмо На Главную Форум
сайт научной школы    

 

О научной школе     Альманах "Дискурс-Пи"     Выпуск 6      Клуб дядюшки Лю

Русаков Василий Матвеевич
доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой общих гуманитарных дисциплин Института международных связей


ОХ, УЖ ЭТА ИСТОРИЯ! (Из серии « Идиотские философские сказки»)

Устраивался как-то я на работу. Потребовали справки. Пришлось подсуетиться. Приношу одну справку, другую; вот копия, вот еще. Показываю, смотрят:

— Паспорт? Так. Аттестат? Да. Диплом? Хорошо. ИНН? Есть. Страховое? Так. Флюорография? Хм, есть. Медицинский полис!? Ишь ты, есть. Ладно, посмотрим – листок по учету кадров? Эге…Справка о заработной плате? М-м…Свидетельство о повышении квалификации? Ух, ты…— процедура все более напоминала какую–то азартную карточную игру: кадровик выкликал название, а я отбивался, делая очередной ход очередным документом. Кипа бумаг росла.

— Ну-тес, а свидетельство о рождении? Ого. А свидетельство о браке? Хм, есть… А четыре фотографии четыре на четыре? Да, вижу…Так-так…А где прививки от кори и дифтерита? Ух, ты! Эге-ге, а вот, батенька, где табельный номер, а? — действо обоюдно захватило нас, и мы вошли «в клинч», никто не хотел уступать. Со стороны можно было бы подумать, что мы бьемся, по меньшей мере, за кубок Стэнли!

Наконец, мы вошли в настоящее «пике» — несведущий человек уже ничего бы не понял и только закоренелые канцелярские профи, подтянувшиеся из разных отделов, завороженно следили за нашим поединком. Скоро стихийно возник тотализатор и на нас стали делать ставки!

Матерый кадровик знал свое дело, и его самолюбие было задето тем, что он напоролся на опытного обивателя канцелярских порогов: ясно, что он был настроен только на победу.

Преимущество в опыте дало результат, когда он сделал неожиданный ход:

— В листке должна быть указана партийность!

— Шиш, — возразил я, — читайте Закон о департизации!

— Не грубите, молодой человек. Мы люди маленькие, сказано указать – пишите!

— Я нехотя достал пять-шесть карточек-партбилетов, среди которых были зелененький Аграрной партии, голубенький «соколов Жириновского», розовенький – Партии жизни. Кадровик же потянулся к карточке «Виза голд», случайно затесавшейся в эту колоду. Но я мстительно протянул ему фривольный билет «Партии любителей пива и красивых девушек». Кадровик засопел, настроение у него слегка стухло. Но тут он сгруппировался и внезапно нанес свой коронный удар:

— А где служил ваш дедушка? — Справочку, пожалуйста.

Но он недооценил меня. Я, несколько смакуя, медленно полез в папку и слегка даже как бы в замешательстве пошелестел бумагами, наслаждаясь его нарастающим радостным оживлением: конечно, он уже списал меня и мысленно произносил свои цинические любезности отказа в приеме документов. Я нарочно повернул странички многочисленными фиолетовыми штампами и печатями нескольких архивов, ветеранских организаций, всех этих обкомов-сыркомов-колбаскомов. Кадровик изумленно следил за моей рукой. В кабинете, как сказала бы моя бабушка, у присутствующих даже вши померли от изумления.

Однако к своему ужасу наметанным глазом я мгновенно понял свой «прокол»! И кадровик столь же мгновенно меня дожал:

— Э-э, батенька, — он почти источал материнскую доброту и отеческую заботу, — тэк-тэк-тэ-э-эк… Дедушка, говорите, не служил, говорите, не состоял? — Он медоточиво, но со значением напирал на эти «НЕ». Над нами нависли все: тут невольно приходило на ум библейское сравнение с «многоочитым сонмищем чинов ангельских», взирающих с небес…

Да, в справке было написано, что мой дедушка не служил в белой армии, в антисоветских организациях не состоял. Это-то все и решило.

На экране телевизора в вестибюле шла хроника: перезахоронение мощей генерала Деникина на исторической Родине…В Прибалтике в каталажку сажали «оккупанта» — бывшего белорусского партизана, отметившего столетие со дня своего рождения…

*** Я, как нокаутированный боксер, сползший с ринга, пошел домой «зализывать раны», чертыхаясь по поводу собственной рассеянности. Теперь надо было начинать все сначала.

Дома я застал своего дядю в окружении целой ватаги каких-то переростков. Мое внимание привлекли их наряды: что-то напоминавшее форму офицеров то ли корниловского полка, то ли дроздовского, с обилием крестов, шевронов, своим переплетением неуловимо напоминавших свастику. В углу я заметил принесенное ими черное знамя с карикатурным ликом Спасителя – его глаза были неестественно выпучены. Я ничего не мог понять: дядя в привычной позе восседал в своем любимом кресле в окружении недорослей-переростков, расположившихся на полу кружком. Теперь я вспомнил, что так обычно дядя прежде принимал юных пионеров. Дядя вещал:

— Да-да, дорогие мои, мне выпала высокая честь служить под началом генерала Антона Ивановича Деникина. Работал я тогда в контрразведке...

— Но дядя! Какой Деникин? Какая контрразведка? — в полном изумлении я воздел над головой красную книжицу увесистых дядиных мемуаров «По местам боевой славы Красной Армии», мемуаров не бесспорных, но я ценил их за непосредственность чувства. Дядя, отмахнувшись от меня, как от осенней мухи, продолжал, явно имея перед собой хоть и угрюмую, но внимательную аудиторию:

— В девятнадцатом, помню, последний раз пришлось столкнуться с этим бывшим унтер-офицеришкой…как бишь, его.. Чапаевым! Помню, как сейчас, хорунжий скомандовал — «Пли!», больше мы с берега Иртыша его не видели…

— Дядя! Побойтесь бога, какой хорунжий, какой Иртыш?! Это же был Урал, да и ты сам писал, что служил в красной гвардии, а потом в разведке? И потом – в какие годы? Вы же в девятнадцатом еще под стол пешком?

Ах! Полно тебе, племянник; что ты придираешься. Да, в гвардии, но — в белой гвардии. И не просто в разведке, — а в белой конттразведке. Ну, что ты со своей хронологией? Читай академика Фоменко – он наконец-то все даты правильно расставил! Да, годы берут свое, все меньше героев Ледового похода… Только песни и останутся, помните: «Мы белые кавалеристы и про нас, былинники речистые ведут рассказ!». Или вот еще: «И на тихой, на Кубани свой закончили поход…». Или вот еще прекрасные стихи: «Нас бросала молодость на иркутский лед!». Это — про Александра Васильевича Колчака, светлая ему память…

Я достал злополучную справку и стал старательно исправлять все эти «не-служил» и «не-состоял».




Рейтинг ресурсов УралWeb Издательский дом "Дискурс-Пи" | Адрес: 620102, Екатеринбург, ул. Посадская, 23, офис 233 | Тел.: +7 (343) 233-75-60 | E-mail: webmaster@drploko.rudiscourse-pm@drploko.ru